Пробрался к театру Комиссаржевской, и там застал людей. Стоял у касс, потел. Пахло кожей и духами. Полумрак театральной прихожей таил праздник. Давали Шекспира. «Буря» - странная пьеса: не комедия, не трагедия. Этот выдающийся бизнесмен от литературы знал, чем взять лондонскую публику. Театр - низкое занятие, актеры - шуты, а до Уильяма особенно никто не стремился запомнить имя драматурга или актера. Шекспира (а ему это и не нужно было) лет через пятьдесят забыли бы. Его пьесы гуляли по подмосткам бродячих лицедеев. Писали на афишах: «Автор неизвестен». Хорошо, друзья, которым прилично разбогатевший автор никогда не отказывал в материальной поддержке, сумели собрать и напечатать около сорока пьес. Может, и больше.
Театры располагались за городской стеной в районе так называемого Сити (склады, скотобойни, арены петушиных и собачьих боев, кабаки, публичные дома, постоялые дворы). На лондонских окраинах пользовались успехом схватки разъяренных медведей. Все, как у Фомы Аквинского, классика католической схоластики: человек в физическом обличье - слаб. Чтобы завлечь это полуживотное к богу, нужны картинки в храмах (Джотто, один из создателей линейной перспективы, первый в протовозрождении). Однако, в школе семь лет мальчишка Уильям изучал латынь (а не только «речевую книгу»). Древних поэтов и драматургов школяры (книги страшно дороги, как и сейчас в России!) вызубривали десятками, сотнями страниц. Секли за леность беспощадно. Аквинский - Джотто - Данте («Новая жизнь» и «сладостный новый стиль»). Стальная ось Запада (от Аристотеля и Платона). Аквинский («О душе» - три разновидности любви: натуральная, чувственная, разумная). Тот же Фома: тело и душа неразрывны. Чувственная любовь - женщины и мужчины. Западного человека тащило неудержимо в сторону тела, чувственной любви. Данте, скрывая любовь к Беатриче (увидел в первый раз в возрасте девяти лет и влюбился), придумал «женщину-ширму» (неистинную любовь, которую выдавал за истинную). «Глобус» Уильяма Шекспира, отгроханный среди грязи, пивных и борделей, являл собой полное «растворение» в личном, телесном, игривом, весьма порочном. Времена человека-исполина прошли. Наступило Поствозрождение, исполненное субъектами глупыми, хитрыми, подлыми, сомневающимися. В некоторых текстах англичанина довольно трудно найти упоминание о Боге. Какой уж Бог в любви (весьма парадоксального свойства) между подростками Ромео и Джульеттой! Дзефирелли, и тот постеснялся показывать нам возбужденную страстью тринадцатилетнюю девочку. Шекспир - великий-то великий, да все на Западе его, то ли боятся, то ли стесняются. А сам гений, с головой, забитой сотнями страниц древних, и счетами разорившегося отца (фунты, шиллинги, пенсы), нещадно экспериментировал. С Шекспира берет начало такой феномен, как «раскрученный» автор.
До спектакля - минут сорок. Влекло в подворотни. В центре Ленинграда они хорошо освещены фонарями с лампочками дневного света. Чисто. Асфальт гладок, будто Ленинград, с плотной доходной застройкой, - яблоко, в котором хозяйничают черви. Тяжелая белая зараза, пожирая кирпичную плоть, оставляет за собой округлое, длинное отверстие. Тело червя тяжело, покрыто слизью. Брюхом тварь проминает ровный след, смазывает выделениями. Оттого блестящ асфальт подворотни - червивого лаза. Дыры дворов заставлены машинами. Небо в мелких звездах рассмотреть трудно. Словно из колодца. Продолговатые окна желты, напоминают следы разложения кирпичной плоти. Почему в Ленинграде оконный свет всегда желтый и тусклый? Если и вешают световые украшения, то сияние их тлетворно?
Спешу. Хочу успеть в частную галерею «Борей» с бабушкой-еврейкой и с чайной, расписанной мастер класс по отливке из гипса наподобие лубка. Подвал, где расположена галерея, закрыт металлическими ставнями. Работа начнется лишь с пятого января. Ухожу назад дворами, подворотнями. Страсть к индивидуальному самовыражению. Желтые ставни покрыты граффити. В черных контурах вляпаны, по плоскостям, непонятные буквы. Короткие междометия: «У-а-а-м!», «Б-а-а-м!», «У-у-х!», «Тр-а-ах!». Раньше зашифровывали в словесно-художественных вывертах матерные слова. Теперь и этого нет. Запомнились несколько образов - мужик с расплющенным носом, с синим лицом и щербатый пацан (это уже недалеко от театра) с бейсболкой, сдвинутой набок. Долго пытался понять, что это, и, наконец, разобрался. Да! Нынче в подворотнях не воняет мочой. Я, работая дворником, боролся с этой вонью ежедневно.


Источник: http://i-molyakov.livejournal.com/



Рекомендуем посмотреть ещё:


Закрыть ... [X]

Журнал Игоря Молякова - i_molyakov Ищу схемы для вышивки крестом

Мастер класс по отливке из гипса Мастер класс по отливке из гипса Мастер класс по отливке из гипса Мастер класс по отливке из гипса Мастер класс по отливке из гипса Мастер класс по отливке из гипса Мастер класс по отливке из гипса Мастер класс по отливке из гипса